Времена Великой Китайской стены и стены, разделявшей Западный Берлин и ГДР, прошли, но треть стран по всему миру по-прежнему продолжает возводить стены между народами и государствами. В том же буквальном смысле слова. С началом нового тысячелетия стройки лишь набирают обороты, новое оправдание для них — нашествие мигрантов и защита от террористов. Однако стены, которые должны служить гарантом безопасности, на самом деле “не работают” — начиная с той, что отделяет Израиль от Западного берега реки Иордан, и заканчивая забором, который Индия строит во­круг Бангладеш.

Вот несколько стен, которые появились или появятся в ближайшее время:

- Венгрия возвела уже второй забор на границе с Сербией, продлив его вдоль границы с Хорватией. Первый был по­строен два года назад, но участок этот необходимо было усилить, чтобы сдерживать наплыв беженцев.

- Президент США Дональд Трамп грозится достроить стену на границе США и Мексики, чтобы пресечь торговлю наркотиками.

- Тем временем Турция уже отгородилась от Сирии стеной, в которой три метра высоты и 556 километров длины, и это только часть масштабного строительства.

- Кения стремится спрятаться за забором от Сомали.

- А Саудовская Аравия — от Ирака…

- Индия строит стену на границе с Пакистаном, Пакистан — с Афганистаном. Этот список можно продолжать и продолжать.

Деньги, которым нашлось бы применение получше, уходят на строительство стен, а на самом деле просто “в песок”. Стены не решают проблем, они лишь помогают на время от них отгородиться. “Эйфория после падения Берлинской стены быстро прошла. Да, глобализация набирает обороты, а граждане богатых государств получили практически полную свободу передвижения. В то же время они отгораживаются от бедных стран”, — рассуждает в интервью немецкой газете “Зюдвест прессе” профессор и исследователь миграционных процессов Дитрих Тренхардт из Института политологии при университете города Мюнстера. По его словам, новые стены обостряют проблемы, перенаправляя потоки людей, порождают новые заборы, а также агрессию и отчаяние. Получается порочный круг, выход из которого — задача этого столетия.